Физические страдания алкоголика

Мне б поднять свои мощи,
Только это не проще,
Чем Христу вознестися распятому,
Как ему воскресение,
Так и мне воскресенье
Нам обоим нельзя на попятную…

День как туз,- крыть мне нечем,
Знаю, где моя печень,-
Я ее словно музыку слушаю…
Знаю ноты до точки,
Вот сейчас мои почки
Поведут словно скрыпочки
Душу мою…

Может на этот раз и не в рай…
Печень — Шопена прошу не играй…

1982

Это любовь, не иначе…

А нам с вами просто нелепо
Ждать возвращенья его,-
Он удаляется в небо,
Вот он частица его…

Что же останется с нами
В сердце, в душе и в крови?
Наше извечное знамя —
Память ушедшей любви…

И нам так нелепо, конечно,
Ждать возвращенья ее…
Мы удаляемся в вечность…
Вот мы частица ее…

Старая песня

Неужто мир бескрайней Тьмы
В котором мы живем
Светлей умом чем Я. Чем Мы.
Чем Мы с тобой вдвоем.

Я песню ей сложил как дом,
В котором нам не жить.
В котором вьюге за окном
Кружить, кружить, кружить.

Неужто мир сплошной Зимы
В котором  Мы живем
Теплей душой чем Я. Чем Мы.
Чем Мы с тобой вдвоем.

13 мая. Она. 2009 год.

Окружащий мир становится немного взволнованей, что ли. На его поверхности появляются небольшие круговые волны. И кажется, будто в него — в сегодняшний день — в «прямо сейчас» — начинает вливаться будущее — как прозрачная вода в прозрачную воду. Невидимое в невидимое и только своим движением оно обретаем видимость.

И я вижу, точнее — знаю — то, что пока знать не могу. Причем, если пытаться анализировать это Знание — оно не является отчетливым и точным — ты как будто бы вспоминаешь будущее. Давно ушедшее в прошлое будущее, которое медленно вливается в настоящее, в сегодняшний день…

— У тебя мальчик?

Спрашиваю я ее, набирая в привате эту фразу. До этого мы никогда не говорили с ней на эту тему. Да и не знакомы мы, практически совсем. Но сейчас я уже обладаю новым знанием. И это знание заставляет меня продлить вопрос:

— Или у тебя двое детей — мальчик и девочка?

— Мальчик,-

говорит она, почему то совсем не удивившись моему неожиданному вопросу.

— А девочка… Знаешь, я о ней много думала, я хочу еще девочку родить.

И я понимаю, что в своем знании я ушел немного дальше сегодняшнего дня. Я видел отчетливо мальчика — ее сына. И менее отчетливо — ее дочь. Что это было — знание того, что случится через год-другой. Или просто материнская любовь и женская вера вместе порождают столь сильный образ Девочки дочки, что этот образ начинает существовать в Мире, который открыт нам, обладающим возможностью Видеть то, что невидимо другим?

И, значит, Мир, окружающий мир живых, наполнен не только телами живых и душами умерших, которые проходят ежедневно мимо нас и сквозь нас, порой не замечая нас на своем пути. Впрочем, как и мы их.

Этот мир полон и теми, кто еще не пришел. И, возможно, никогда не придет. Эти светлые ангелы, слепленные из света и любви, они созданы магической силой материнской любви. И сейчас они живут в мире духов, ожидая тот день, когда, возможно, они войдут в мир людей, вселившись в тело новорожденного.