Стоящий буквою Омега…

Стоящий буквою Омега
И Альфой бывший человек,
Непарной тварью из ковчега
Быть суждено тебе вовек.

Ты, ноя, проклинаешь Ноя,
И, рухнув в полумертвый снег,
Ты чувствуешь своей спиною,
Как кружится земля-ковчег,

В холодный космос утопая….

Ты пишешь мне…

Ты пишешь мне из жизни иной.
Письмо.

Пальцем, по моей спине.

Мы рядом лежим.
Но ты так далеко, что иные письма не доходят
В ту жизнь, в которой я теперь живу.

И я боюсь повернуться, увидеть — исчезнешь
И оставишь письмо неоконченным.

Как мы оставили непочатым
Бокал
Судьбы
Налитый на двоих…

Ты пишешь пальцем по спине
Письмо
В котором все, что не сказала

Все что
Друг другу мы уже не скажем

Наш разговор – руками –
Вот письмо допишешь,
Оденешь платье и вуаль печали

И наши руки, в воздухе всплывая,

В прощальном жесте
Нас разъединят.

Вот ведь смешно –
Протянутые руки
К друг другу –
Нас разъединят.

И мы вернемся в свои жизни
Ввернемся в одиночества свои, как в одеяла,
Которые привычней
И теплее

Чем холод
Обнаженных душ
Наедине.

Дописано письмо…

Нет, просто кончилось тепло
Которым ты писала…

Сотворение Зимы

А вьюга мглою небо кроет
И платье городу кроит
И снег осинным злобным роем
За бедным путником летит,

В лицо впиваясь, жалит, жалит.
А ветер в высоте шалит,
И, с гулких крыш срывая шали,
Их распускает… И летит
За нитью нить холодной пряжи,
В клубок свиваясь у трубы.
Весь город взнуздан, и упряжа
Его осадит на дыбы.
И он замрет, как Всадник Медный,
Касаясь челкой мутных туч,
Метель, насвистывая модный
мотив, закружит пустоту,—
И стихнет… И, взвалив на плечи,
Дырявый облачный мешок,—
Уйдет. Зима. День первый. Вечер…
И видит Бог, что это хорошо!

Сколько я молчал не молчанием…

Сколько я молчал не молчанием,—
Говорлив, бурлив был ручей речей,—
Я за ним хранил, опечаленный,
Опечатанный сейф души моей

За мешочками со смешочками,
За замочками да примочками,—
За распорами,- на раз спорами,—

Вроде — глянешь,— я спорю, настаиваю
А прищуришься через марево,—
Я сижу молчу,
А то и вовсе ушел…

Здесь небо подпирают арки…

Здесь небо подпирают арки…
Столь грязные,—
что даже не заметны
на фоне зимних вялых туч.

Здесь, в старом позабытом парке
Паденья звук монеты медной
Прозрачно звонок и летуч,
И, кажется, что он само движенье
В недвижном белом окруженьи
В кандальный лед окованных ветвей…
Он полузвон и полушорох
И свет взрывается как порох,
Когда лишь луч коснется льда…
II
…Тсс! Тише! Спящая Вода
Здесь, во дворце Зимы
Иглой мороза палец уколола
И уснула…

Странное слово — люблю..

Странное слово — люблю —
Как-будто из глины…
леплю

Как будто впервые
леплю
и лепечут

мокрые пальцы
о влажное тело

о глинное тело

Творение… Верно?
И нервные пальцы
к лицу прикасаясь
творят
и творятся

и Мир возникает
из наших касаний

и мы возникаем
из наших касаний

в сумерки
в Мир.

В шестой день творенья…
где имя твое
я узнал
от себя

Когда их жизнь убила

Когда их Жизнь убила,
Они,
в отместку ей,
Себя убили…

Теперь
я их встречаю тени…
Одна попросит рубль,
Другая улыбнется криво,

А третья позвонит по телефону
И трубку бросит
Мое «Алло» услышав.

Как можно жить
Хароном
Средь теней?

К тому ж, когда встречаюсь с ними
Приходится
Мне
Тенью становится,

Иначе не поймут язык мой
И не увидят,
Пройдут насквозь,
Оставив холодок на коже.

Так отучились их глаза
Живых встречать
В стране теней безумной…

Хоть, впрочем, Мы безумнее — живые,
Безумьем заплатившие за жизнь.

Мой друг поэт

Мой друг-поэт, с тобой пока мы
У стойки делим бутерброд
Тупою бритвою Оккама,
И омут мысли топчем вброд,-

Парим, в забвении счастливом,
И, фразы пробуя на вкус,
Их запиваем бледным пивом,
И заедаем. На укус

Отмеря долю бутерброда…
И в штольни душ ползем опять…
Поэт — такая есть порода,
Поэта трудно добывать!

Когда он выпьет…

Когда он выпьет,
Его глаза
Прячутся вовнутрь,
как две улитки
в раковины.

Точнее,

не глаза,—
а взгляд.

И разговор ползет
по виноградному листу.
Ему и дела нет до нас.

Не мы играем словами в фразы,
А разговор играет нами,—
двумя кожаными куклами,
подвешенными на нить
бесцельного трепа.

Что в ней…

Что в ней?
Был пьян, пришел, упал  на диван,

Но  он,
(Этот звук  внутри)
тра- три-
тру- тре-
пыхаясь

прет
на
ружу

журчит
из кожи
щекочет
губы.

бегу и
па
даю

Ба!
Да я

Искал тебя…

Да слов неловко стекло уронил —
в блеск, в дрызг, в кровь…