КНИГА В КОЖАНОМ ПЕРЕПЛЕТЕ
 ЧАШКА
 
Умом-то я умный, а вот глупостями своими понятен не всем.

У чашек очень сложная форма - это форма чая, который в них будут наливать. Иначе чай может там просто не поместиться. Или поместиться, но не так. Поэтому для чая одни чашки, для кофе другие, бокалы для вина и рюмки для водки,- каждое из них имеет форму того, что в будущем будет помещено в него.
 
Каждый из людей имеет форму того Знания, которое будет помещено в него.

Некоторые наливают в чашки водку, мало кто - в рюмки чай. Но все же - каждый стремится к наполнению себя.
 
Беседовать с глупцом - пустеть на глазах. Переливать в его шершавый горшок то, что по капле собирал.
А он все равно пуст.
 
Можно чокнуться хрустальной рюмкой и глиняным горшком, но - можно чокнуться.
 
Многие глупы не от не знания,- наоборот,- многие просто знают больше, чем могут.
 
Поэтому, если каждый стремится к наполнению себя, то у глупца двойная забота. Он считает себя обязаным наполнять других. Собою.
 
Чашки имеют форму чая, который в них когда-нибудь нальют. Это единственное, что они имеют однозначно. Но наличие формы не означает обязательного обретения содержания. Форма это так,- надежда на содержание.
 
Некоторые женщины любят идти на содержание к кому-нибудь. И действительно, заполняют собой. Иногда.
 
У многих чашек есть ручка. Так же, как у рюмок ножка. Но это не значит, что от судьбы можно уйти, сделать ей ручкой.
 
Человек наполняет сосуды тем, что ОН хочет выпить. И, поэтому, посуда называет человека Богом.
И бьется - ему на счастье.


Осколки имеют форму разбитой надежды. 
В осколки легко поместить все, что угодно, не имеющее формы для помещения себя.
 

Лучший звон у пустых бокалов. Но человек все же чаще выбирает полные бокалы.
 
Помада это еще не признак женского пола. Это может быть просто посуда. 
 
Имеющая форму чая,
которого уже нет.

|

ХВ
 
ОГЛАВЛЕНИЕ  ОБЛОЖКА


© 1998. Vladimir Kharchenko