Данные материалы даются необработанными (as is)

МЕТАФОНИЯ # 17

(из бесед с Мастером Анхаром)

Что наша жизнь,
кроме как поиск истинного имени своего...
Анхар



 
К сожалению, мы не имеем возможности приводить все вопросы, поступающие к Мастеру.
Во-первых, многие вопросы в той или иной форме повторяют вопросы, бывшие ранее.
Во-вторых, мы не имеем возможности и времени вступать в переписку с теми,
для кого это только повод проявить свое чувство юмора и мастерство стеба.
Слишком мало времени.

Нумерация вопросов позволяет в дальнейшем ссылаться на них.

? (Q17-02) Проводите ли Вы курсы или занятия по своей системе, если да, то когда и где?
 
Я уже говорил, что у меня нет ни учения ни системы.
Попытка учиться Учению у человека, бесполезна.
Я не могу быть Вашим Учителем, если я не знаю каждого Вашего шага за последние несколько лет.
По отношению к Вам я знаю не больше, чем Вы по отношению ко мне.
Если мы не одно целое. То, о чем говорится в Метафониях, это всего лишь разговор о Моем пути.
Это Моя Память, но не Ваш Путь.


? (Q17-03) Кто Вы по национальности? Где Вы родились и живете в настоящее время?
 

Вопросы такого типа, это, пожалуй, самый яркий пример ухода от смысла Метафоний. В сторону смысла конкретного человека. Возвращение обратно. Чтобы Вам взять максимум от Метафоний, Вы должны максимально абстрагироваться от их автора (хотя бы потому, что я условный, временный автор того, что будет принадлежать Вам). Я должен быть для Вас лишенным всех телесных и биографических признаков. У меня нет ни Родины, ни даты рождения, как его нет у жеста, как его нет у дорожного камня.


? (Q17-04) Сартас Аргинд. Можно ли сказать, что это Ваш ученик (потому, что он упоминает в книге Ваше имя) или это плагиат? Или это художественная проза по мотивам вашего учения?
 

Одни и те же слова говорят и согласные друг с другом и те кто в споре. Слова, которые я говорю, можно найти в любой книге. Просто они там в другом порядке находятся. Простой человек ничем не отличается от Просветленного, просто он в другом порядке находится. Сартас ничего не добавляет к моим словам, но и не скрывает Мой смысл. Все необходимое необходимо. И если, то что я говорю, кому-то нужно, как воздух, то, легкий аромат цветка, впитавшего в себя этот воздух и дополнивший его собой, не повредит. Наоборот, откроет нечто новое, скрытое привычностью.


? (Q17-05) То, что Вы говорите слишком сложно для не подготовленного человека.
 

Что есть подготовленный человек? Чаще всего это человек исполненый верой в скорое свое откровение (просветление? Прим. перев.). Это уже человек испорченный верой. Ничто не мешает так человеку как вера. Вера это ведь предположение, что Нечто внешнее, пусть Бог, пусть другая сила будет ему покровительствовать, вести по назначенному пути, отпускать грехи. И так до смерти можно пробыть в детских одеждах веры.
И далее. Если я говорю слишком сложно,— как для Вас,— не пытайтесь меня понять. Скорее всего Вам мешает меня понять ваша сложившаяся жесткая система координат. Ваша картина мира взятая извне. Мой мир — внутренний мир. Заглядывая в себя можно увидеть все то, о чем я говорю. Для этого лишь нужно научиться быть прозрачным.


?(Q17-06) о наркотиках
  Они дают ложную искаженную картину мира, где Бог, высеченный из дыма, зыбок и недолговечен. И жизнь его не дольше жизни этого дыма. И умирает он, когда уходит ложь наркотика. Тот, кто знает истинный путь, кто постиг Дао Прозрачности, испытывает состояние счастья и любви, которое невозможно описать словами. Которые невозможно передать иначе, как контактом, Любовью. Наркотик это жалкий протез Контакта, Истинной Любви. Как путь ложный, он просто разрушает человека, отбирая у него Вечность и Любовь.


?(Q17-08) о религии. Как Вы относитесь к религии?
  Как ко лжи, уводящей от истины. В моей книге “О религии и Боге” я уже говорил, что для меня эти понятия (Бог и религия) наполнены совершенно противоположным смыслом. Религия дает человеку завершенную картину мира и закрывает познание. Бог только открывает Мир. И многое, многое другое. Подробнее — в книге.


С мудрыми Бог говорит даже устами глупца.


Книга в кожаном переплете.




© 1998. Vladimir Kharchenko